Современные балеты в Мариинке

Прошлая неделя у меня была театральная – во вторник посчастливилось попасть в Александринку на балет Эйфмана «Реквием», а в пятницу смотрела на новой сцене  Мариинского два одноактных балета – «Симфония в трёх движениях» и «Весна священная».

Я вряд ли смогу когда-нибудь смириться с внешним обликом нового здания театра, которое теперь именуют Мариинский-2. Как отдельно стоящее здание где-нибудь в спальном районе это, наверно, имело бы право на существование:

Но рядом с историческим зданием Мариинского театра этот громоздкий, унылый параллелепипед, напоминающий административный корпус какого-нибудь завода, выглядит несуразно:

Насколько мне не по душе внешний облик этого здания, настолько же нравятся интерьеры и современный зал с удобными креслами, прекрасной акустикой и отличным обзором даже с последнего ряда балкона.

Объединяет оба представленных балета музыка Стравинского.

Впервые хореографическое воплощение «Симфонии в трех движениях» было предложено  Баланчиным. Современная интерпретация принадлежит Раду Поклитару.

Если в двух словах обозначить сюжет, это могло бы звучать  — «кратко о жизни и смерти».

Три парки плетут нити судьбы и выбирают из множества «зародышей» тех, кому предстоит родиться, увидеть этот мир, познать любовь…

Мне очень понравилось художественное оформление спектакля – графичное, почти чёрно-белое, при этом очень выразительное.

Некоторым диссонансом показалось неожиданное появление марширующих солдат, напоминающих глиняную армию китайских императоров. Видимо, это отсылка к словам Стравинского о том, что третья часть симфонии была написана под влиянием просмотра военной хроники.

Вот что говорит о своём замысле хореограф Раду Поклитару:

Пожалуй, соглашусь с ним – это было не скучно.

«Весна священная» оставила совсем другое впечатление. Хореография местами показалась несколько однообразной – я выпадала из действия и просто слушала музыку Стравинского.

Так представляет идею своего балета сама Саша Вальц:

Замысел интересный, но у меня местами что-то не срасталось… В начале спектакля в центре сцены аккуратным конусом был насыпан то ли песок, то ли пепел. Не поняла, что он должен был символизировать. Жертвенник? В середине действия ни с того ни с сего один из персонажей разрушает этот конус  — непонятно, почему именно он, почему именно сейчас… Затем все остальные то бегают по рассыпанному песку (пеплу?), то валяются в нём.

Честно говоря, мне не хватило стихийной силы древних ритуалов, какой-то одержимости. При этом  не могу не отметить эмоционально сильный финал спектакля.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *