День снятия блокады

71-я годовщина снятия блокады Ленинграда. Святой день для каждого ленинградца. Наша семья – не исключение. Мой дед, Смирнов Константин Фёдорович – непосредственный участник тех событий, артиллерист, командир.

Смирнов Константин Федорович

Свои впечатления очевидца он оставил в стихах:

КОНЕЦ БЛОКАДЫ

(Воспоминания участника боёв)

Тех грозных дней и боль и слава

Вошли в историю навек

Там так достойно, величаво,

Прошёл советский человек.

 

Какой пример бесстрашья, воли,

Несокрушимости солдат

Явил не согнутый от боли,

Непокорённый Ленинград!

 

Он, годы выстояв в осаде,

Пути в бессмертье проложил.

В жестокой вражеской блокаде

Он умирал, но победил!

 

Сегодня, в день слегка морозный,

Я вспоминаю дни войны,

Как шли на подвиг благородный

России славные сыны.

 

Тот день начался как обычно,

С рассвета лёгкий шёл снежок,

И немец также методично

Стрелял из пушек на восток.

 

Но только солнце поднялось,

Всем стало ясно – началось!

 

И гладь снегов во мгле туманной,

Взревев, внезапно ожила.

То наша армия нежданно

Артподготовку начала.

 

Священный бой! Освобожденья

Наш город ждёт уже давно.

И вот сегодня наступленье

Для цели той предрешено.

 

Как будто раскололось небо

Ударом тысячи стволов,

И, загудев осатанело,

На плечи рушится врагов.

 

От стен высоких Ленинграда

И склонов Пулковской гряды

Подобно грому канонада

Сечёт немецкие ряды.

 

И в ствол горячий заряжая

Всесокрушающий снаряд,

Солдаты, мигом, повторяя –

За честь страны, за Ленинград!

 

Довольно нам ходить, сгибаясь,

И ползать по своей земле.

Пора настала, выпрямляясь,

Пинком напомнить о себе.

 

Как хищный зверь, страну терзая,

Враг кровожаден, зол и дик,

Фашистским духом удушая,

В жилища мирные проник.

 

Так получай, не жди пощады!

Ты нам обрушил столько бед!

За жертвы страшные блокады,

За горе всё держи ответ.

 

Мы разрушаем укрепленья,

Взрываем минные поля,

Уничтожаем загражденья.

Там стонет, там горит земля.

 

Как ископаемые звери

«Катюши» грозные ревут,

Во вражий стан ломают двери,

Проход пехоте создают.

 

Так знай же, враг – Нас не задержишь

Ни загражденьем, ни огнём.

Неукротимым наводненьем,

Как нечисть сорную, сметём!

 

И как набат в беде народной

Зовёт на подвиг благородный,

Гром пушек, свист снарядов, вой

Вперёд зовут наперебой.

 

За слёзы всех осиротелых

И обездоленных людей,

За безучастных, посинелых,

Голодных, плачущих детей,

 

За страшной вести ожиданья

Убитых горем матерей,

Солдат израненных страданья,

Что жизнью жертвуют своей,

 

За тех позор и униженье,

Кто в оккупации живёт,

Фашисткой банды преступленья,

Чьё иго терпит наш народ.

 

Всё с гулом в сердце к нам влилось

И гневом там отозвалось.

 

А посмотрите на солдата –

Как он концертом возбуждён!

Сжимая ложу автомата,

Как весь сейчас преображён!

 

Как он дрожит от нетерпенья

Скорей добраться до врага!

Он ждёт сигнал и жаждет мщенья,

Готов хоть к чёрту на рога!

 

Смотрите, вот  — прямой наводкой

За двести метров от врага

Расчёт со снятой маскировкой,

Как будто жизнь не дорога,

 

Свою задачу выполняя,

С предельным темпом заряжая,

Огонь, губительный и злой,

Ведёт из пушки полковой.

 

Врага мы били не однажды,

Как он в болота к нам проник,

Лишь у Синявина мы дважды

Трясли его за воротник.

 

Теперь опять настало время,

Меч занесён, сейчас руби.

На подвиг вышло наше племя,

Пожар горит у нас в груди.

Мы не из тех, чья с краю хата.

Покажем здесь в лихом бою

Душою русского солдата

Как любим Родину свою!

 

Мы умереть присягу дали

За счастье Родины своей,

И клятву грозную сдержали

Мы в пекле жесточайших дней.

 

Наш долг священный сыновей

Отчизны стонущей своей!

 

Мы знаем – путь наш будет труден,

Но наш солдат неустрашим.

Неистов враг – таранить будем,

Мы все преграды сокрушим.

 

Не для наград, не ради славы,

За жизнь и честь своей державы

Мы долю трудную свою

Готовы выполнить в бою.

 

Сигнал: Атака! Вслед за мною!

Вперёд за валом огневым

Лавина хлынула волною

Туда, где смерть, огонь и дым.

 

К врагу несётся грозный вал,

Как с гор сорвавшийся обвал.

 

Вся ярость, месть за преступленья

В порыве том воплощены.

Стальной пружиною отмщенья

Сегодня разогнулись мы.

 

Навстречу пули засвистели,

Но пулемёт уже умолк.

И пушка тявкнула без цели,

И тоже поверху, не в толк.

 

Нет, брось шутить, мне не до шуток,

Я не за тем к тебе бегу,

Сегодня не до прибауток,

Сейчас растянем на снегу.

 

Подавлен враг в той жаркой бане,

И наутёк, завидев нас.

Но продолжать сейчас мы станем

Урок «неполноценных» рас.

 

Вперёд, пока стрелять не смея,

Фашисты в тыл к себе спешат.

И вот их первая траншея

И трупы первые лежат.

 

Отвоевал «завоеватель».

Фашистский выродок, стяжатель.

Земли советской полон рот.

Тебя насытил наш народ.

 

Ты к нам пришёл, трубя победно,

Самоуверен, краснорож.

Теперь обросший, грязный, бледный,

На пса побитого похож.

 

Тогда сновал ты деловито,

Везде принюхивал, как мышь,

Но у разбитого корыта

В крови поверженный лежишь.

 

Чтоб нас поставить на колени,

Пришли сюда твои полки.

Теперь ты понял без сомнений –

Не вышло! Руки коротки!

 

В траншее немцев видим мы –

Навстречу шквал огня, пугая.

Но, смерть и раны презирая,

Солдат летит вперёд, стреляя.

 

Порыв его неудержим,

Как крылья выросли над ним.

 

Вперёд, вперёд! Пусть враг лютует,

Спасти пытаясь жизнь свою.

Гвардейский корпус атакует,

Не раз испытанный в бою.

 

Здесь мастерство, расчёт отменный,

Каких не знали до сих пор,

С немецкой выучкой  надменной

Смертельный развернули спор.

 

Все виды войск в одном стремленьи,

Как хорошо поющий хор.

Идёт по плану наступленье,

Враг не сумел создать отпор.

 

На нашей стороне отрадно,

В священной битве поворот.

Врагу и жарко, и прохладно –

Разгром маячит у ворот.

 

Вперёд, наш край ещё в неволе.

Минуты некогда терять,

Они подвластны нашей воле,

Пришла пора освобождать.

 

Под вечер в поле вышли роты.

Деревня на горе за ним.

И полоснули пулемёты –

Задержка, чёрт ее возьми!

 

Сосед убит, а дальше ранен.

Страдая на снегу лежит.

-Ну, потерпи. Что ж делать станем.

Сейчас нельзя в медпункт идти.

 

Теперь быстрее в снег зарыться.

Артиллеристы вот идут.

Спешат от пуль во рву укрыться,

Сейчас выкуривать начнут.

 

И вновь гремит без перерыва,

И варом заварился бой.

Опять бризантные разрывы

Подлец навесил над землёй.

 

И режут воздух наши пушки,

Там мины по деревне бьют.

И самоходки из опушки

Фашистам пару поддают.

 

Разрывы расцветают пышно

И на земле, и под землёй.

И стона раненых не слышно

За пулемётной трескотнёй.

 

И напряженье нарастает.

Чьи нервы крепче, тот возьмёт.

Снег почернел вокруг и тает,

От пулемётов пар идёт.

 

Лежим, засыпаны землёю.

В ушах звенит, во рту песок,

Метель, как в бурю, надо мною.

И тут тревожит голосок: —

 

Вот-вот убьют сейчас в болоте.-

И снова гром, снарядов вой.

Но мне ль страшиться?  — Не впервой,

И не в таком был переплёте

За годы службы фронтовой.

 

И чем труднее обстановка,

Тем больше злость меня берёт.

Хотя сейчас и остановка,

Еще посмотрим – чья возьмёт.

 

И вновь радист без остановки

Мои команды подаёт.

 

У нас огонь, как и в начале,

А у врага сошёл накал.

И пулемёты замолчали,

И танк немецкий запылал.

 

Подавлен враг, атака снова.

«Ура» вперёд зовёт меня.

Опорный пункт, стреляя с хода.

Заняли мы к исходу дня.

 

Лишь завершился день горячий,

Затишье сразу настаёт.

И старшина с своей задачей

Обед нехитрый раздаёт.

 

Ворчит под нос: — Ах, фриц проклятый,

Ты столько наших истребил:

Тот ранен, тот убит гранатой,

А тот на мину наступил.-

А в небе мощный гул моторов,

На запад наши держат путь.

Устал солдат, нет разговоров,

Так хорошо бы отдохнуть.

 

Но вновь вперёд. Стрельба и взрывы,

Не дать опомниться врагу.

Скрипят колёса у обрыва,

Мелькают тени на снегу.

 

И ночью важная вершина

Взята под утро, на ходу.

К рассвету впереди равнина

И батареи на виду.

 

Вон сколько пушек длинноствольных

И дальше выстроились в ряд,

И полковых, и дальнобойных,

И тех, что били в Ленинград.

 

Ах, вот вы где! Теперь к ответу.

Расчётам тем пощады нет.

Сейчас вручи вам по билету

Без пересадки на тот свет.

 

Вот поднимая вихри снега

И развивая полный ход,

Нас обгоняют танки слева.

Их много мчится на проход.

 

Эх, танки! Целая бригада,

Как кстати они здесь сейчас,

Теперь последняя преграда

Не сможет обескровить нас.

 

И снова поле пышет жаром,

Бой разгорелся поутру.

Как занимается пожаром

Лес, подожжённый на ветру.

 

Упорный враг не хочет сдаться,

Он все резервы бросил в бой,

Но с нашим натиском сражаться,

Что биться в стену головой.

Как в половодье заливает

Край низкий вешнею водой,

Всё глубже, глубже проникает

Наш эшелон передовой.

 

Сейчас в разливе, возвышаясь,

Ещё маячат острова,

Их, неуклонно поднимаясь,

Затопит талая вода.

 

Трещит у немцев оборона,

Что возводили столько дней,

Напором нашим поражёна,

Всё глубже трещины у ней.

 

И справа близко гул сраженья.

Сжимая немцев с двух сторон.

Там тоже наше наступленье.

На Ропшу натиск устремлён.

 

Рубеж последний у врага,

И чёрту сломаны рога.

 

А мне здесь вышла остановка,

Осколок мне погон пробил

И дальше в шею угодил.

С ним дальше действовать неловко.

 

— Ага, тут сломана ключица,

Тут связки, это ничего.

Пинцет подайте мне, сестрица,

Сейчас починим мы его. —

 

Осколок из меня достали,

Перевязали на ходу,

Бинтом мне руку подвязали

И через час вперёд иду.

 

Бинокль сдержу одной рукою,

Могу команды подавать,

Выходит, годен ещё к бою,

Леченье может подождать.

 

Советский танк на поле чистом

Дымит, весь чёрный, под горой.

Лежат сгоревшие танкисты,

Расчёт машины боевой.

 

Вы молодые жизни ваши

Отдали Родине сполна.

Вы горькие испили чаши

Солдатской участи до дна.

 

Не будет вам ни плача близких

При погребеньи, ни речей,

И лишь салют артиллерийский

Всей мощью прозвучит своей.

 

А дальше в поле батареи –

Одна, другая – много их.

Они заглохли, остывая,

Как трупы немцев возле них.

 

Они стреляли в разных странах,

И много горя шло вослед.

И вот сегодня утром рано

Кровавый оборвался след.

 

В лесу стрекочут автоматы,

И группу пленных в тыл ведут.

На плащ-палатке два солдата

Комвзвода на медпункт несут.

 

По полю провод расстилая.

Телефонисты тянут связь.

И громко бой переживая

Два раненых бредут в санчасть.

 

Во рву, все силы напрягая.

Вверх пушку тянет наш расчёт.

Вот так дорога фронтовая

Вперёд, на запад путь ведёт.

 

Вот в срубе, что окопан летом,

Стоит немецкий пулемёт.

И трупы немцев в срубе этом.

А перед ним лицом вперёд

С десяток стриженых солдат

На разных дальностях лежат.

 

Неравный бой вели солдаты,

Ещё горячий пулемёт,

В него стреляли автоматы,

Он их расстреливал вперёд.

 

Кто жив остался – на проход,

И матерясь, и заряжая,

И пот обильный утирая,

По снегу побрели вперёд.

 

Среди оставшихся вон тот,

Убит, когда, метнув гранату,

Для остальных очистил ход.

Как имя этому солдату?

 

Ужель Матросов? Или брат?-

Он НЕИЗВЕСТНЫЙ наш СОДАТ.

Герой такой же, как и те,

Что сзади на снегу лежат.

 

Они лежат и ждут могилы.

Без слёз, без почестей, наград.

Герои, спите! Не дожили

Победных дней за Ленинград.

 

Вы жизнь и честь для них вложили,

Потомки память сохранят!

 

Но знайте: честь и доблесть вашу

Вперёд как знамя понесём.

Навечно благодарность нашу

В скрижали сердца занесём!

 

Тяжелый бой ведут солдаты,

Уж солнце в пятый раз взошло.

Нам сообщают – Ропша взята,

Мы взяли Красное Село.

 

Сломили мы. Финал сраженья.

Ура! Фронт прорван. Враг бежит.

И дальше наше наступленье,

На Псков и Нарву путь открыт.

 

Победа! Вестью триумфальной

Взволнован город на Неве.

Его народ многострадальный

Победу выстрадал себе.

А в наш прорыв, как из ушата,

На запад хлынули полки.

Теперь не удержать солдата,

Его карающей руки

 

Вот сзади, там была твердыня

Немецких войск, надёжный стан.

Теперь осталась там пустыня,

Прошёл советский ураган.

 

Нет, не напрасны все старанья.

Как та минута дорога!

Забыты раны и страданья.

Скорей вперёд. Добить врага!

 

А сколько там боёв блокадных,

Лишений, голода, потерь

Осталось сзади безотрадных.

Зато ликуем мы теперь.

 

Теперь мы видим: к цели главной

Идём всё ближе, всё быстрей.

И скоро о победе славной

Доложим Родине своей.

 

Как, отступая в час отлива,

Всё оставляет море на песке,

Враг, удирая торопливо,

всё бросил, скрывшись налегке.

 

Чего здесь нет? Снаряды, пушки,

Гранаты, мины, весь запас.

Они, как детские игрушки

Теперь безвредны все для нас.

 

Вот впереди большое поле

Мороз украсил, как педант.

Колонну немцев на просторе

Громил наш танковый десант.

 

Повозки, кони, фуры, дроги,

Бумаг несчётное число.

И трупы, трупы, на дороге

Врагов без счёта полегло.

И постепенно по уступам,

Вперёд, вперёд уходит бой.

И еду напрямик по трупам

Я на машине головной.

 

Ну что ж, здесь всё закономерно.

Враг к нам без спросу в дом вошёл.

Возмездье наше правомерно,

Никто отсюда не ушёл.

 

Про русских сказано когда-то,

Что долго запрягаем мы,

Но быстро едем, и солдата

В Берлине скоро ждать должны.

 

Не первый раз к нам враг спиною.

Москва и Тихвин, Сталинград.

И вновь как прошлою зимою

Непокорённый Ленинград.

 

Здесь мужество солдат советских

И командиров мастерство

Хребет сломало войск немецких,

Сбив спесь, надменность, хвастовство.

 

И эти дни, дни нашей славы,

Гвардейской поступи итог

И перелом войны кровавой

Я здесь отметил, сколько мог.

 

Смеркалось. Сумерки сгущались,

Мы обернулись все назад.

Ракеты в небо поднимались

В той стороне, где Ленинград.

 

Наш город, что во дни лихие

Бесстрашно устоял в бою,

Сегодня всем назло стихиям

Победу празднует свою.

 

Превозмогая все невзгоды

В нечеловеческой борьбе,

Ты победил все эти годы.

Высокий памятник тебе!

 

Теперь здесь заросли окопы,

И глаз тех мест не узнаёт.

Вспахав поля, убрали дзоты.

Всё изменилось – жизнь идёт.

 

Лишь там, где опускали в ряд,

Могилы братские стоят.

 

Вокруг меня резвятся дети,

Огни реклам в ночи дрожат,

Но не забыть мне годы эти,

Как трупы на снегу лежат.

 

Страна родная! Ты свободна!

Ты снова бурно расцветай

И о годах войны народной

Ты никогда не забывай!

 

* * *

Не забудем, дед, не сомневайся. И спасибо тебе за всё, в том числе  и за возможность узнать, как всё было, из первых рук.

Сегодня заокеанские господа пытаются напугать мою страну санкциями. Очнитесь, уважаемые! Какими санкциями вы можете напугать город, выдержавший 900 дней блокады? Выдержавший и не сломленный! Какими санкциями можно напугать такую страну?

Учите историю господа, и, желательно, не по вашим лживым учебникам!

День снятия блокады: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *